понедельник, 25 января 2010 г.

охуенно, душечка

мы поговорили. вечер распался на цитаты.

- у нее большой телевизор, к которому так и просится икс-бокс. я думаю, она подождет меня полтора года или два, не в ее стиле переебаться со всеми, а потом я вернусь и мы заведем собаку.
- и в чем проблема?
- она рак. то есть немного закрытая..
- заторможенная, ты хотел сказать? да что! так все говорят.

- она знает что ты уезжаешь?
- нууу.. я еще не нашел удобного случая.

- ну что я мог ответить на вопрос "спал?"!
- ты мог бы односложно не отвечать когда я за день звонила.
- это все из-за предыдущего вечера.
- ну да, я была подавленна.
- я думал это из-за меня.

- знаешь, когда ты уезжала тогда в феврале, я плакал, смотрел щенячьими глазами и чуть не побежал?
- а что не побежал?
- ботинки скользкие.

- как ты не знал? весь город знал, а ты не знал?

- дай мне денег, я поеду хоть поебусь с хорошим мальчиком. не рушь мне личную жизнь.
- знаешь, мне твои "поебаться" всегда делали больно. поэтому не дам. и вообще.

- ну какой прок тебе от моего присутствия в городе?
- никаког.. блядь, не знаю!
- вот видишь.

- ничего этого не было бы, если бы ты убила ее собаку.
- меня аксельрод отговорил в тот вечер.
- ну почему ты не убила аксельрода!

ой, а еще волшебная книга мне ночью выдала:
"бля,мы все это уже видели. пойдем-ка лучше по пивку",
а ник кейв сказал:
"по крупицам собирать, все что поможет мне узнать
того, кто выроет могилу"